Американские Размышления - сайт Стивена Лаперуза

Газета The Moscow Times №1461, 27 мая, 1998

Россия – достойный выбор для американского философа

Клэр Хант

Специально для Moscow Times

Фото Huub Golsteijn/MT
Устав от западных ценностей, исследователь Стивен Лаперуз переехал в Россию, чтобы измерить глубину русской души.

Среди портретов писателей и мыслителей, покрывающих стены кабинета Стивена Лаперуза, висит необычный рукописный лозунг: «Жизнь – это кредит».

Лаперуз глядит в окно, морщит лоб и объясняет, оживленно жестикулируя: «Эта мысль пришла ко мне во сне. Слово «кредит» (англ. loan) в Средние века означало «подарок», но этот такой подарок, который придется возвращать, точно так же, как и жизнь».

Размышления о смысле жизни служат обычным поводом для разговора в московской квартире этого 45-летнего американца, которому трудно ответить на вопрос новых знакомых о его профессии.

«Я говорю русским, что я независимый ученый, но они просто называют меня философом».

Именно философия в 1986 году привела в Россию Лаперуза, исследователя интеллектуальной истории Запада.

«Я приехал для изучения таких тем, как София, Третий Рим и тайна Палладиума», – говорит он. Его вдохновило утверждение философов XIX века, что Палладиум, символ мудрости, оказался в руках славян, и Россия стала новым центром цивилизации.

«Если Запад – это Рим, то славяне – это германские племена нашего времени, – объясняет он. – Они не завоюют и не уничтожат нас, но смешаются с нами и создадут новую культуру».

После постоянных поездок в Москву до и после крушения Советского Союза Лаперуза настолько удовлетворила эта теория, что он переехал сюда в 1994 году.

«Я решил порвать с моей американской жизнью», – говорит Стивен. После 20 лет интеллектуальной жизни в Калифорнии ему опротивели материализм и низкий уровень культуры.

«Америка заходит в тупик, – утверждает он. – У русских есть кое-что, чего мы лишены».

И это «кое-что», по словам Лаперуза, можно определить только как глубокую духовность, которую он отчасти объясняет спецификой советского государства.

«В такой жесткой репрессивной системе все, связанное с личной жизнью и культурой, было драгоценно, – говорит он. – Люди чувствовали себя словно заточенными в монастырь – ни свободного телевидения, ни интернета, ни Голливуда – и поэтому воспринимали консерваторию как храм, а хороший разговор ценили на вес золота».

«Тогда было не так много внешних развлечений, и все душевные чувства сосредотачивались на человеческих отношениях. Многие люди были тогда благороднее и мудрее, чем могли бы быть при нормальных условиях жизни».

Яркий контраст между Россией и Западом положен в основу книги Лаперуза, изданной за счет автора в 1990 году под претенциозным названием «К духовному единению Америки и России: американский рассудок и русская душа, американская индивидуальность и русская община – мощная алхимия национальных начал».

Главное различие между Америкой и Россией Лаперуз видит в контрасте между индивидуализмом и общинностью.

«Русские в большей степени обладают общинным сознанием, отчасти потому что душа не является такой же независимой, как интеллект», – говорит он, сравнивая западных людей с неприступными крепостями и считая их жертвами гипертрофированного индивидуализма, который начинает оказывать влияние и на Россию.

Лаперуз утверждает, что уникальная русская душа многое потеряла с 1991 года, и он разочарован выбором того пути, по которому сейчас идет Россия.

«Люди пытаются копировать Запад, теряя собственную уникальность», – говорит он.

Лаперуза раздражают живущие в Москве иностранцы, и он предпочитает общаться с русскими интеллектуалами, с которыми познакомился, читая лекции повсюду – от Московского государственного университета до частных квартир. Впрочем, он собирается оставить лекции и сосредоточиться на публицистике.

Несмотря на беспокойное настоящее и непредсказуемое будущее России, Лаперуз собирается остаться здесь надолго. Его не пугает перспектива провести еще 20 лет в поисках синтеза души и интеллекта, общинного и индивидуального начал. «Россия того стоит», – утверждает он, цитируя знаменитые строки Тютчева: «Умом Россию не понять, <...> В Россию можно только верить».