Американские Размышления - сайт Стивена Лаперуза

«Что родители получают взамен?» – Утраченный смысл жертвенной любви

Живя в Америке, я с пугающей частотой натыкался в средствах массовой информации на сообщения, которые казались мне шокирующими, ужасными и просто невероятными, но вовсе не в том смысле, в каком вы могли бы подумать – речь не об убийствах или о чем-то подобном. Вот лишь один пример из бесконечной череды таких сообщений, которые я слушал пятнадцать лет подряд, превратившись в заядлого информационного наркомана. По Национальному Общественному Радио прозвучал доклад о результатах одного научного исследования. Эти результаты подтверждали тезис о том, что родительская любовь (выраженная в объятиях или другом телесном контакте) и внимание (когда родители или другие взрослые разговаривают с ребенком не менее пяти минут в день (!) при выключенном телевизоре и минимальных отвлекающих факторах) оказывают статистически значимое благоприятное влияние на развитие ребенка, поддерживают в нем высокую самооценку и способствуют психологической устойчивости в последующей взрослой жизни. Было обнаружено, что при этих условиях также повышается школьная успеваемость. Таким образом, родители и учителя получили научно обоснованную рекомендацию использовать эти благоприятные факторы при воспитании детей.

Воистину, чтобы получить столь принципиально новые, прямо-таки революционные научные результаты, чтобы совершить такие поразительные открытия, не жалко было потратить сотни тысяч долларов американских налогоплательщиков! Но что самое интересное в подобных исследованиях – почему-то ученые совсем не используют такие псевдонаучные понятия, как здравый смысл, традиция, мудрость поколений, материнское чувство, человеческая любовь, вечное знание и др. Все это не имеет никакой ценности в глазах ученых и даже не достойно упоминания, хотя их объективные, беспристрастные научные исследования часто лишь доказывают очевидное. Наука предполагает, что почти ничего нельзя считать очевидной истиной, если только эта истина не была научно исследована и доказана, а результаты опубликованы в каком-нибудь нечитаемом специализированном журнале – то есть Жизнь не выходит за пределы Науки. Это научное исследование, посвященное благоприятному психологическому влиянию любви на маленьких детей доказывает то, что и так ясно даже слабоумному. До сих пор помню, как я был потрясен и возмущен этим серьезным научным докладом, где даже не упоминалось, что любой душевно здоровый человек может сделать такие же выводы на основе простого жизненного опыта – а ведь это был только один пример такого научного подхода! Если уж теперь требуется научное подтверждение, что любовь и внимание (т. е. семейная жизнь и человеческие отношения) оказывают благоприятное влияние на детей, то что же тогда простые, далекие от науки люди могут знать об этом мире, не получив надлежащих научных доказательств?

«А что же родители получают взамен?»

28 января 1997 года по радиостанции «Голос Америки» прозвучало еще одно научное откровение – на этот раз из области социологии. Некая женщина-социолог опубликовала новую книгу (к сожалению, ничего не сообщалось о мировоззрении автора, ее методах исследования и общественных взглядах), в которой подсчитала денежные расходы («финансовые жертвы») на воспитание ребенка от рождения до зрелости – сюда входят цены на еду, одежду, игрушки, школьные принадлежности, образование и т. п. Кстати, в США дети обычно покидают родительский дом и начинают независимую взрослую жизнь уже после двадцати лет. С учетом инфляции расходы на воспитание одного ребенка в Америке составили в среднем 200 тысяч долларов. И тут автор книги вместе с бравшим у нее интервью журналистом без малейшего смущения спросили себя: «А что же родители получают взамен?» Этот вопрос прозвучал дважды, причем лишь мимоходом упоминалось эмоциональное удовлетворение родителей, которое они получают в награду за свои финансовые жертвы. Автор книги жаловалась на то, что расходы на воспитание являются частными, а поскольку дети чаще всего уходят из родительского дома и затем приносят пользу только обществу, родители не получают от них почти никакой финансовой компенсации. По ее словам, родители инвестируют свое время и деньги, создавая капитал в виде повзрослевших, социально-адаптированных детей, который затем приносит прибыль обществу, но не обязательно родителям. Поэтому возникает вопрос: «Так какая же от этого родителям польза?»

Хотя мне, американцу, никогда не приходилось изучать тонкости марксистской социальной доктрины, я смутно припоминаю утверждение, что в капиталистическом обществе деньги предопределяют человеческие взаимоотношения. Что ж, вышеупомянутый анализ родительских финансовых жертв очень хорошо отражает распространенный в США образ мышления, при котором научно-экономическая мерка применяется к чему угодно, а при оценке общественного здоровья и справедливости имеют значение лишь материальные ценности, финансовые отношения и эгоистичные, изолированные, равноправные индивидуумы. Американский плюрализм предоставляет не так уж много вариантов ответа на вопрос, что хорошо, а что плохо для человека и общества. На взгляд таких социологов, очень плохо и несправедливо, если родители годами приносят материальные, финансовые, эмоциональные и другие жертвы ради детей, которые потом будут приносить пользу не им, а обществу. При таком анализе дети рассматриваются лишь как будущие производители и потребители – капитал, вложенный в социальную и экономическую систему, а семья – лишь как средство накопления и создания капитала. Получается, что бедных родителей несправедливо эксплуатируют, заставляя нести одни расходы и лишая почти всех финансовых выгод.

Конечно, все это очень практичные и глубоко научные рассуждения. Несомненно, по мнению автора, с ее ограниченным мировоззрением и скупердяйским пересчетом человеческой жизни и любви на доллары, все это экономически нечестно, несправедливо и просто возмутительно. Ни автор книги, ни журналист ни разу не упомянули о любви, о чисто человеческих отношениях, о каких-то высших чувствах и смыслах – речь шла только о финансовых жертвах. После этого интервью могло сложиться впечатление, будто вся финансовая и общественная структура семьи в США основана на несправедливой эксплуатации родителей.

Сегодня такой взгляд на общество весьма распространен в определенных интеллектуальных академических кругах, где поклоняются ее величеству Науке, забывают о человеческой душе и теряют последние остатки здравого смысла. Слава Богу, в Америке еще очень много семей, где родители не такие узколобые, меркантильные и научно объективные, как автор этой книги! Мне кажется глубоко порочным такой научный подход к человеческому обществу, к семье, к отношениям между родителями и детьми, когда людей считают безликими объектами и оценивают с чисто финансовой точки зрения. К счастью, многие американцы игнорируют эту ученую премудрость, но подобные взгляды пропагандируются на радио и телевидении, оказывают влияние на общество через университетское образование, правительственные учреждения и программы, научные исследования и публикации.

Финансовая жертва – понятие чисто светское, ограниченное, материальное, эгоистическое и меркантильное, но само слово «жертва» имеет религиозное происхождение. Первоначально оно обозначало ритуальное жертвоприношение, совершаемое жрецом или священником. Самые великие и вдохновенные сюжеты в мировой истории, литературе и мифологии заключаются в том, что кто-то принес себя в жертву ради другого, или ради целого общества. Распятие Христа является главным символом такой жертвы во всей западной культуре. Современным примером стал Мартин Лютер Кинг, посвятивший свою жизнь борьбе за права чернокожих американцев. Хотя после убийства президента Кеннеди стало ясно, что его ждет такая же участь, он продолжал свою деятельность до тех пор, пока не стал жертвой покушения в 1968 году.

Существует фундаментальное различие между жертвой в понимании этой женщины-социолога, воображающей, будто ее книга серьезно анализирует и улучшает человеческие отношения в американском обществе, и жертвой, основанной на любви к человечеству или на любви родителей к своим детям.

Думаю, нет необходимости напоминать русским читателям, что жертва есть высшее проявление человеческой любви. Но когда живешь в секулярном обществе (а в США преобладает именно секулярная повседневная реальность, несмотря на все религиозное многообразие), когда светские интеллектуалы, свято верящие в Науку, но не интересующиеся такими антинаучными вопросами, как Бог, высшая справедливость или трансцендентность, пытаются осмыслить и изменить мир посредством чисто материалистических идей – тогда для доказательства психологической пользы любви и внимания приходится проводить научные исследования, а социологи возмущаются несправедливостью родительских финансовых жертв ради воспитания подрастающего капитала, игнорирую любую духовную реальность, не измеряемую в долларах.

Этот мир и живущее в нем человечество не укладываются в узкие рамки всех этих ограниченных, приземленных наукообразных исследований, теорий и утверждений. Когда без малейшего смущения спрашивают: «А что родители получают взамен?» – это свидетельствует об общественной болезни, поразившей США. Слава Богу, далеко не все американцы способны задать такой вопрос, но эта нездоровая тенденция безусловно существует в американском обществе.


Впервые опубликовано в газете English, №9, март 1997, с. 9.