Американские Размышления - сайт Стивена Лаперуза

Форум ЮНЕСКО в Кишиневе – путь к миру во всем мире?

Эмблема ЮНЕСКО

В марте месяце жизнь преподнесла мне удивительный сюрприз: один известный русский сотрудник ЮНЕСКО, работающий в Париже, по счастливой случайности прочитал одну из моих бесед с Татьяной Морозовой, опубликованную в серии «Русско-американский диалог» в журнале «Москва». Наши диалоги показались ему очень содержательными, особенно необычно было услышать от западного человека такую высокую оценку уникальной русской души, культуры и цивилизации в сравнении с Америкой. Поэтому нас сразу же пригласили за счет организации принять участие в международном форуме ЮНЕСКО в Кишиневе «За культуру мира и диалога между цивилизациями, против войны и насилия».

Была ли это только счастливая случайность? Или в этом может быть скрыт какой-то важный смысл для нашей жизни и творчества? Перст судьбы или слепой случай? Обсудив все «за» и «против», мы пришли к выводу: «Поедем – а там будет видно; по крайней мере, отведаем хорошего молдавского вина!»

Наше первое впечатление, еще до начала форума, было такое: это мероприятие щедро финансируется и прекрасно организовано. Необходимые документы, подготовительные материалы конференции, уставы ООН, буклеты, авиабилеты – все было доставлено в Москву из парижской штаб-квартиры ЮНЕСКО в точности и в срок. Все, что требовалось от нас – лично присутствовать на этом симпозиуме, представить текст доклада (не более шести печатных страниц) и подготовить выступление на 10-15 минут для круглого стола «Новое тысячелетие: конфликт или диалог между цивилизациями?»

Готовясь к форуму, я добросовестно выполнил свою домашнюю работу и прочитал присланные документы ООН, «Декларацию прав человека на мир», а также более ранние материалы, опубликованные в Москве и посвященные теме мира и демократии. Чем больше я читал, тем сильнее во мне росли скептицизм и недоверие, особенно при чтении таких затертых от частого употребления цитат, как мир означает свободу, справедливые законы, счастье, равноправие и солидарность, когда все граждане имеют право голоса и поддерживают друг друга. Разве можно так легко смешивать в одну кучу подобные утопические идеалы после всех кровавых событий XX века?

Я сразу же дал моему докладу многозначительный заголовок «Пока Адам не обретет мир…» и потом целый месяц старался четко сформулировать мой критический, но исторически обоснованный взгляд на проблему мира. Поначалу текст доклада занял двенадцать страниц – я просто не мог написать меньше. Затем мне пришлось сильно постараться, чтобы сократить его всего лишь до шести страниц. Я был вынужден удалить очень интересные и важные отрывки, например, цитату из Гёте, напоминающую о событиях российской истории XX века, о том, как символы царской России были заменены на статуи Ленина и Сталина, а сегодня на смену коммунистическим лозунгам пришли повсеместные изображения западной коммерческой рекламы:

– Поскольку я живу в тысячелетиях, – сказал он, – то мне всегда странны эти разговоры о статуях и монументах. Стоит мне подумать о памятнике какому-нибудь выдающемуся человеку, и я мысленным взором вижу, как его разносят на куски солдаты грядущих войн[1].

5 июля 1827 года, «Разговоры с Гёте в последние годы его жизни».

Открытие форума транслировалось по телевидению – повсюду были журналисты с теле- и фотокамерами; около 160 известных деятелей культуры, журналистов, активистов движения за мир и т. п. прибыли из России и других стран для участия в четырех «круглых столах». Наши автобусы проехали по улицам Кишинева в сопровождении полицейского эскорта, почти как советская номенклатура когда-то проезжала по улицам Москвы, хотя местные жители смотрели на нас скорее с любопытством и дружелюбием, чем с ненавистью или страхом. Во Дворце Республики нас ждал огромный зал, где на составленных в форме гигантского квадрата столах были разложены именные карты участников (в алфавитном порядке), установлены микрофоны (по одному на каждые два-три места) и расставлены безалкогольные напитки. Расстояние между противоположными рядами столов было не меньше 40 метров, громадное пустое пространство в центре зала иногда занимали журналисты с фотокамерами, но в целом оно не способствовало созданию дружественной атмосферы и отнюдь не располагало к диалогу, хотя именно диалог был главной темой конференции. Вдоль стены стояли четыре стеклянные кабинки для переводчиков-фрилансеров (по большей части прибывших из Франции), которые должны были переводить с четырех рабочих языков конференции: английского, французского, молдавского (румынского) и русского.

Форум торжественно открыли генеральный директор ЮНЕСКО Федерико Майор Сарагоса и президент Молдовы Пётр Лучинский, в числе первых почетных гостей выступили Джозеф Ротблат (участник Манхэттенского атомного проекта, лауреат Нобелевской премии мира и основатель Пагуошского движения ученых), писатель Чингиз Айтматов, представитель президента Филиппин и др.

Серьезность и абсурдность

Ораторы из разных стран, выступавшие на пленарном заседании и так называемых круглых столах (хотя все столы были исключительно прямоугольной формы) представляли множество различных взглядов на проблемы мира, войны и насилия. Одни ораторы делились весьма практическим опытом по достижению компромисса между воюющими сторонами (например, в Центральной Америке); другие рассматривали социальные, политические и экономические причины и результаты насилия и войн; третьи говорили о тех, кто наживается на войне; упоминались также и более философские аспекты такого явления, как насилие. Но на самом деле все это трудно было назвать диалогом – выступающих было много, времени каждому отводилось слишком мало, а еще меньше времени оставалось для настоящей дискуссии.

Конечно, по сравнению с Всемирной конференцией социологов в США, куда мой коллега отправится этим летом и где около 5000 участников будут выступать на бесчисленных заседаниях, кишиневская конференция не была слишком большим столпотворением. И все же заседания неизбежно превращались в серию ораторских монологов. На моем круглом столе в дискуссии числилось 35 участников, и если бы каждый из них действительно выступал, то в его распоряжении было бы не более 4-5 минут, чтобы произнести свою 10-15-минутную (как было указано в приглашении) речь. Когда высказывалось так много различных точек зрения и рассматривалось столько разных аспектов такой серьезной главной темы, а вдобавок ораторы говорили так громко, что невозможно было разобрать синхронный перевод, конференция время от времени превращалась в невообразимый хаос.

Но что самое интересное – хотя такая практика может быть обычной для столь кратких международных мероприятий – предполагаемые результаты конференции («Кишиневская декларация мира» и «Кишиневская программа действий») были написаны, напечатаны и предложены участникам за много недель до того, как форум был открыт. Когда сразу по прибытии один французский радиожурналист спросил меня за вечерним коктейлем, что мне нужно будет делать на конференции, я сказал: «Вы действительно хотите это знать?» Он кивнул. «Абсолютно ничего, – ответил я, – результаты уже давно опубликованы, так что все это мероприятие кажется мне своего рода кратковременным бесплатным отпуском». Явно не ожидая такого ответа, он пробормотал в замешательстве: «Это интересно…» Как я говорил многим участникам, если бы Иисус Христос или Будда Гаутама явились на форум, чтобы провозгласить человечеству какое-нибудь новое откровение о мире, они бы тоже услышали, что итоги конференции, к сожалению, уже подведены!

И хотя главная тема форума была действительно важная и многие участники серьезно излагали свои личные и профессиональные взгляды на проблему мира, я подозреваю, что не только мне это мероприятие показалось каким-то искусственным, бессмысленным, даже абсурдным. Зачем высказывать разные мнения, если наши слова никак не могут повлиять на итоги форума? «И это серьезная конференция по вопросам мира и войны?» – недоумевал я.

Несколько по-настоящему интересных докладов прочитали и деятели с громкими именами, и менее известные ораторы. Когда представлялась возможность завести новые связи и знакомства, участники конференции могли обмениваться не только визитными карточками, но и серьезными идеями. И все же было ясно, что для некоторых это всего лишь еще одно мероприятие в международном турне.

Федерико Майор Сарагоса, генеральный директор ЮНЕСКО
Федерико Майор Сарагоса, генеральный директор ЮНЕСКО

Как уже было отмечено выше, я весьма скептически отнесся к утверждению, будто «культура мира» приходит на смену войнам и насилию, что и нашло отражение в моем докладе. Здесь я принципиально не согласился с главным антропологическим тезисом генерального директора ЮНЕСКО Федерико Майора Сарагосы и с его аргументом, что насилие и войны вызваны социальными условиями, а не определенными особенностями человеческой природы. Как я написал в моем докладе с подзаголовком «аполитично-непопулярные философские размышления»: Сколько же еще исторических потрясений нам надо пережить, чтобы усвоить ту простую истину, что человек есть смешение добра и зла, благородного и подлого, высокого и низкого?!

Переводчики, приехавшие из Парижа, прочитали доклады участников еще до начала форума. Я был приятно удивлен, когда один из них подошел ко мне и поблагодарил за мой интересный и необычный доклад: «Он заставляет о многом задуматься». Другой переводчик отметил серьезный научный стиль доклада и поразился, что американец из Калифорнии, имеющий французскую фамилию, прислал свой доклад из Москвы!

Несмотря на постоянные проблемы со звуком и некоторую абсурдность, этот международный форум был действительно великолепно организован. Многие жители Кишинева, помогавшие нам в эти дни, были по-настоящему гостеприимными и дружелюбными. Среди них было много юных русскоязычных студентов Молдавского государственного университета, которые владели французским, английским, немецким, испанским, японским и другими языками. Обильная еда и вино были просто восхитительны, а здоровый ритм жизни в молдавской столице, казалось, был раза в два медленнее, чем в сегодняшней Москве. В центре Кишинева нам довелось увидеть множество любопытных старинных зданий, знаменитый памятник Пушкину, а также посетить красочное, волшебное и незабываемое представление «Щелкунчика». Кишинев принял нас как дорогих гостей.

Политика мира ЮНЕСКО

Этот, по официальной терминологии ООН, «симпозиум» (от греч. συμπόσιον – совместная выпивка, пирушка) был частью продолжающейся уже более 10 лет политики ЮНЕСКО, направленной на распространение «культуры мира» по всей планете. К примеру, Организация Объединенных Наций провозгласила 2000 год «Международным годом культуры мира», забыв при этом упомянуть, что это дата по летоисчислению от рождения Человека, казненного на кресте. Если принять во внимание слова одного участника симпозиума, что только в XX веке разразилось около 250 различных войн, в которых погибло около 200 миллионов человек, то реализация провозглашенного «Права на мир» и повсеместное внедрение «культуры мира» кажется мне чересчур оптимистичной перспективой для человечества. Как я написал в моем сильно сокращенном докладе, это просто нереально – отчасти потому что такие планы основаны на ошибочных представлениях о человеке.

Эта конференция ЮНЕСКО со всеми ее подготовительными материалами, Кишиневской декларацией и «Декларацией прав человека на мир» так или иначе основана на секулярных, земных представлениях о человеке, истории и обществе. Если сравнить международный форум в Кишиневе с одним из ранних Вселенских соборов в истории христианства, штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке – с храмом, а уставы и декларации – со Священным Писанием, то становится понятно, что вся деятельность ООН основана на вполне определенных, продуманных и четко сформулированных представлениях о человеке, обществе и мире. Организация провозглашает «интеллектуальное и нравственное единство человечества», «установление мира в человеческих умах» и т. п. – все эти идеи и термины не являются религиозными или духовными, это чисто имманентный взгляд на человека. Такой секулярный Новый Иерусалим является чистой утопией, поэтому все уставы ООН, включая Всеобщую декларацию прав человека, кажутся мне и многим другим людям недостаточными, не соответствующими всей сложности человеческой природы. Это не религиозный и даже не экуменический, а скорее транснациональный и политический взгляд на человека и общество. Вот некоторые понятия, свойственные такому мировоззрению: сообщество, демократия, достоинство, экономическое развитие, равноправие, свобода, счастье, здоровье, правосудие, право на жизнь, взаимное уважение, ненасилие, мир, права, социальное развитие, солидарность, толерантность и др.

«Культура мира», приходящая на смену войнам и насилию – чудесная перспектива, но, к сожалению, основанная на ложных представлениях о человеке, истории и вселенной. А если с самого начала строить здание на шатком фундаменте…

Вот мое мнение: наши земные проблемы никогда не будут полностью решены, потому что – помимо очевидной проблемы смерти – человеческая история кажется мне лишь частью более масштабного повествования, включающего не только борьбу и страдания, битву между благородным и низменным в человеческой душе, но и то, что скептик Джефферсон называл «областью духов», а иначе я готов был бы согласиться с теми, кто отрицает всякий смысл истории, возможность справедливости и т. п. Усилия ООН по достижению мира весьма похвальны, но недостаточны. Продолжая гуманистические традиции Возрождения, сохраняя рационализм эпохи Просвещения и стремясь к научному идеалу прогресса, Организация Объединенных Наций по сути стремится создать рай на земле, как уже не раз за последние два века безуспешно пытались сделать утописты разных стран. А теперь позвольте привести слова Гёте, поясняющие мою точку зрения:

– Жизнь и не должна идти к своей цели так быстро, как мы полагаем и как нам бы того хотелось. Демоны вечно путаются у нас под ногами и мешают нам идти вперед; жизнь, правда, продвигается, но очень уж медленно. Поживите-ка еще и вы убедитесь, что я прав.

– Развитие человечества, – вставил я, – видимо, рассчитано на тысячелетия.

– Кто знает, – отвечал Гёте, – может быть, и на миллионы лет. Но сколько бы человечество ни существовало, препятствий на его пути всегда будет предостаточно, так же как и разных нужд, дабы была у него возможность развивать свои силы. Умнее и интереснее, осмотрительнее оно, пожалуй, станет, но не лучше, не счастливее, не деятельнее, или только на краткие периоды[2].

23 октября 1828 года, «Разговоры с Гёте в последние годы его жизни».

Секулярная антропология и взгляды на историю, провозглашенные на форуме ЮНЕСКО в Кишиневе, не затрагивают глубочайшие вселенские и духовные вопросы человеческого существования. Поэтому пройдет еще немало времени, прежде чем Адам обретет мир, а нам остается лишь надеяться и молиться, чтобы когда-нибудь воцарились на земле мир, в человеках благоволение!


Впервые опубликовано в газете English, №24, 1998, с. 1-14.

Примечания

1. Эккерман И.-П. Разговоры с Гёте в последние годы его жизни / пер. с нем. Н. Ман. – М.: Художественная литература, 1981. – С. 238. Назад к тексту

2. Эккерман И.-П. Разговоры с Гёте в последние годы его жизни / пер. с нем. Н. Ман. – М.: Художественная литература, 1981. – С. 580. Назад к тексту


См. также Пока Адам не обретет мир... - аполитично-непопулярные философские размышления (доклад для конференции ЮНЕСКО «Международный форум за культуру мира и диалога между цивилизациями, против войны и насилия», 15-19 мая 1998 года, Кишинев, Молдова)