Американские Размышления - сайт Стивена Лаперуза

Пока Адам не обретет мир… – аполитично-непопулярные философские размышления

– Жизнь и не должна идти к своей цели так быстро, как мы полагаем и как нам бы того хотелось. Демоны вечно путаются у нас под ногами и мешают нам идти вперед; жизнь, правда, продвигается, но очень уж медленно. Поживите-ка еще и вы убедитесь, что я прав.

– Развитие человечества, – вставил я, – видимо, рассчитано на тысячелетия.

– Кто знает, – отвечал Гёте, – может быть, и на миллионы лет. Но сколько бы человечество ни существовало, препятствий на его пути всегда будет предостаточно, так же как и разных нужд, дабы была у него возможность развивать свои силы. Умнее и интереснее, осмотрительнее оно, пожалуй, станет, но не лучше, не счастливее, не деятельнее, или только на краткие периоды[1].

23 октября 1828 года, «Разговоры с Гёте в последние годы его жизни».

Продолжая литературную традицию американского писателя Генри Дэвида Торо и его книги «Уолден», я хотел бы высказать несколько серьезных соображений на тему мира в человеческом обществе. К сожалению, эти соображения выходят далеко за пределы вполне замкнутого мирка общепринятых политических идей и в наше время могут показаться неуместными, нереалистичными и просто скучными.

Как бы печально это ни прозвучало для всех нас, я не верю, что «культура мира» вообще возможна, по крайней мере, в том виде, как ее воображают и пытаются распространять на сегодняшний день. Очень хотелось бы верить, что ни один из нас, земных потомков Адама, со всеми своими заблуждениями и недостатками, не может жаждать войны и насилия. Но посвятив много лет изучению мировой истории и наблюдая человеческий феномен под названием «штат Калифорния», я вынужден признать, что ни в коем случае не следует недооценивать все те крайности, причуды и извращения, свойственные человеческой природе.

Размышления о «Целях форума» («Общая информация», Париж, 12 февраля 1998 г.)

Если бы упомянутое в первых строках мировое/международное сообщество действительно существовало, то в самом форуме не было бы никакой необходимости – выражение «мировое общество» гораздо ближе к истине. Так называемая глобальная деревня скорее является глобальным мегаполисом, хотя бо́льшая часть человечества до сих пор живет в сельской местности (пусть и со спутниковым телевидением), а стремительно растущее население разных стран по преимуществу имеет деревенское сознание.

«Противостоять распространению насилия» – вот главная задача. Является ли адекватным противодействием провозглашение «культуры мира» и «права человека на мир», хотя бы только для начала? Я так не думаю. И какого рода культура способна эффективно остановить распространение войны и насилия? Конечно же, одни слова, слова, слова не помогут в долгосрочной перспективе, но по моему глубокому убеждению, основанному на принципах западной «Вечной философии» Августина Стехуса, благородные мысли, слова и дела всех мужчин и женщин мира способны создать такую культуру!

Вторая цель форума посвящена одному из величайших недостатков современного мира – его так называемым лидерам, часто настолько убогим, что история скорее всего осудит их как обманщиков. Мне, американскому ученому, живущему в добровольном изгнании в постсоветской, долларовой (но не демократической) России, очень близки слова Ортеги-и-Гассета о пассивности масс. Большинство всегда пассивно и аморфно, поэтому лидеры имеют над ним власть и влияние. Но какие лидеры возглавляют наше общество? Слово «политик» стало почти ругательным в современном мире! Тех, кто стремится к власти, престижу, собственности, привилегиям и популярности едва ли можно назвать лучшими представителями общества. Разве демократия способна избрать своими лидерами тех, кого сам Джефферсон, автор утверждения все люди созданы равными, называл природной аристократией, основанной на добродетелях и талантах? Позвольте процитировать отрывок из письма Джона Адамса, второго президента США, Томасу Джефферсону от 15 ноября 1813 года:

Джон Адамс в возрасте 89 лет. Портрет работы Г. Стюарта (1824)
Джон Адамс в возрасте 89 лет. Портрет работы Г. Стюарта (1824)

Теперь мы явно сходимся в одном – что у человечества есть природная аристократия, основанная на добродетелях и талантах [цитата из письма Джефферсона от 28 октября 1813 года].

Ты вполне справедливо высмеиваешь это напыщенное понятие аристократии. Я тоже частенько посмеиваюсь над ним, ибо нет на свете ничего более забавного, чем аристократическое правление почти в любой стране мира. Но пока мы смеемся, человечество могло бы сказать нам, как лягушки говорили мальчишкам в известной басне: что для вас забава, то для нас – страдания и смерть. Когда я размышляю о тех слабостях и глупостях, о гордыне, тщеславии, эгоизме и алчности, о тех низких трюках и подлой хитрости, об отсутствии принципов, неограниченных амбициях и холодной жестокости, присущих тем, кому во всех странах дана аристократическая власть; а с другой стороны вижу, как громадное большинство не только тупо становится их жертвой, но даже любит поддаваться на их уловки – тогда я скорее готов оплакивать их участь нежели смеяться над их глупостью[2].

Многое ли изменилось с тех пор? Если бы сегодняшние деятели культуры были глубоко и широко образованными, внутренне богатыми личностями, теми благородными представителями человечества, которых Джон Адамс называл печальными людьми, достойными быть законодателями и судьями (см. письмо Адамса к Джефферсону от 6 мая 1816 года) – возможно, мир мог бы избежать многих бедствий. Но кто претендует на роль общественных лидеров современного мира? Дутые голливудские суперзвезды? Знаменитые спортсмены? Авторы популярных романов-бестселлеров? Поборники древних, донаучных, архаичных религий? Рассеянно-туповатые профессора, чей успех, по словам Торо, подобен успеху царедворца? Узкие научные специалисты? Воротилы и прислужники мировой экономики? Заурядные людишки из Ассоциации выпускников частных школ? Умеренные националисты разных стран? Действительно, когда в современном мире все решают деньги и экономика, средний избиратель может проголосовать лишь за средних, заурядных политиков. Такова реальность современной демократии.

Третья цель форума провозглашает, что все цивилизации, культуры, религии, расы, национальности и нравственные системы созданы равными – такова теоретическая тенденция современности. Но ведь в мировом масштабе большинство человечества предпочитает американскую культуру и цивилизацию! Разве Голливуд не объединил (точнее, не покорил) больше людей, чем все религии, экуменические и политические идеологии, или такие завоеватели, как Александр Македонский, Чингисхан, Наполеон и Гитлер?!

Что касается «сокровищницы мирового культурного наследия», позвольте использовать такую аналогию: представьте себе ларец из царской сокровищницы, набитый золотом и драгоценностями, а рядом с ним – шкаф мудрого философа с древними манускриптами и редкими книгами. Если приходится выбирать, из какой сокровищницы чаще всего предпочитают черпать народы мира и их лидеры? Не является ли очевидный ответ на этот вопрос главной причиной того, что мы наблюдаем не «культуру мира», а постоянные войны – как на протяжении всей истории, так и в современном мире?

По поводу четвертой цели форума: пятьдесят лет – очень маленький исторический период, и Организация Объединенных Наций является всего лишь отражением современного человечества и его власть предержащих. ООН нужно также рассматривать sub specie aeternitatis (лат. с точки зрения вечности), понимая, что sic transit gloria mundi (лат. так проходит мирская слава). Ведь после «смерти Бога» и в эпоху всепроникающего влияния секулярных взглядов sub specie temporis (лат. с точки зрения времени) на жизнь, мораль и человечество, ООН и Всеобщая декларация прав человека были просто необходимы для обуздания растущих дарвинистских тенденций во многих странах.

На мой взгляд, необходимы лидеры, действующие в рамках «Всеобщей декларации человеческой ответственности, или морали». Современное понятие «прав» по большей части воспринимается в контексте государственного господства и угнетения человека, а не в моральном и духовном контексте. Сегодня в США и в других странах все больше людей используют свои права для оправдания притязаний на собственность – юридическую, социальную или материальную; становится смешно, когда британские дети заявляют о своем праве быть детьми, или американцы самонадеянно провозглашают свое право на стремление к счастью.

Вполне понятно, что при отсутствии настоящего, живого, человеческого и вселенского понятия «совести» – главной антропологической идеи, которую столь примитивно понимают в наш пустой век и чью историю можно проследить от зороастрийской даэны до «памяти бытия» Вацлава Гавела – падший Адам с его имманентным секулярным Weltanschauung (нем. мировоззрением) вынужден искать хотя бы юридические средства сдерживания и управления индивидуальным и коллективным человеческим поведением, чтобы обеспечить правосудие и равноправие в этом мире. Но правосудие, как показывают запоздалые процессы о нацистских преступлениях против человечности, никогда не восторжествует на этой земле, равно как и полное равноправие. Сегодня мы пытаемся решить фундаментальные проблемы человеческого существования слабенькими политическими средствами, часто используя отвлеченные социально-политические термины, а затем иногда обращаемся за благословением к представителям древних, духовно уснувших религий. Нравится нам это или нет, но мы не можем решить проблемы человеческого бытия без упоминания того невидимого нематериального мира, откуда происходит духовная сущность человека и куда она возвращается после смерти. Престарелые Джон Адамс и Томас Джефферсон обсуждали в своей переписке легендарную войну на небесах – разве земная жизнь падшего, воплощенного Адама должна быть более спокойной? И если в поисках решения проблемы мы провозглашаем «Всеобщие декларации», которые игнорируют эту реальность, или, как Севильская декларация о насилии, просто отрицают ее, то можно ли нам надеяться на серьезные исторические изменения?

Когда читаешь слова из «Декларации прав человека на мир»: мир означает свободу, справедливые законы, счастье, равноправие и солидарность, когда все граждане имеют право голоса и поддерживают друг друга, то на ум приходят прямо противоположные реалии нашего мира: войны, угнетение, жизнь под властью тиранов и несправедливых законов, несчастье, бесправие… Но где же выход? Уж конечно не в том, чтобы считать природу человека невинной и во всем обвинять социальные условия! Сколько же еще исторических потрясений нам надо пережить, чтобы усвоить ту простую истину, что человек есть смешение добра и зла, благородного и подлого, высокого и низкого?!

Я составил список основных социологических и политологических секулярных понятий, упоминаемых в справочнике «Культура мира и демократии»: взаимопомощь, сообщество, демократия, достоинство, экономическое развитие, равноправие, свобода, счастье, здоровье, правосудие, право на жизнь, взаимное уважение, ненасилие, мир, права, социальное развитие, солидарность, толерантность и др. Но разве такие понятия основаны на реалистичном и адекватном взгляде на личную, социальную, историческую и духовную жизнь человека?

Пятая цель форума посвящена 2000 году по христианскому летоисчислению, которое используется в большинстве стран мира, но наверняка вызывает нарекания со стороны других равноправных религий. Что это, религиозно-календарный империализм? Или дата была выбрана просто для удобства подсчета? То, что разделенные христианские церкви собираются отмечать приход нового тысячелетия, еще можно понять, но ведь миллионы людей во всем мире будут праздновать лишь безликую цифру «2000». Нумерологическое идолопоклонство?

Шестая и седьмая цели кишиневского форума вызывают у меня недоумение, даже если это обычный порядок планирования международных конференций. Участникам предлагается принять Кишиневскую декларацию и конкретную Программу действий. Очевидно, что «предлагается» означает «придется», ведь итоги конференции были известны еще до того, как она началась. Пожалуй, не стоит ждать каких-то новых творческих идей от подобного симпозиума, не так ли?

Главная трудность в том, что мы ищем земные пути решения человеческих проблем, но на самом деле являемся частью таинственной непрерывной истории, которую часто омрачают насильственная смерть, боль и душевные страдания, и которую можно понять только в контексте дантевского космоса и той духовной реальности, которая не менее важна для человека, чем земная жизнь и комфорт. Порожденные светскими умами земные ответы на глубоко духовные вопросы – вот как мне видится современная ситуация в мире.

Разве ООН не стала для человечества своего рода религиозной организацией со своим храмом в Нью-Йорке, со своими священными текстами, заповедями, святыми и т. п.? Мне это кажется неизбежной кульминацией светского, земного, материального взгляда на человека, общество и историю, который явно возник в эпоху Просвещения под влиянием гуманизма и науки. Традиционным религиям отводится чисто вспомогательная роль, Бог превращается в благочестивую дополнительную услугу, которую можно принять в индивидуальном порядке, а можно и проигнорировать. Истинное духовное чувство вселенской ответственности за свои мысли, слова и дела едва ли может возникнуть сегодня у наших общественных лидеров, как будто, перефразируя Эмерсона, Бог был, а не есть. В неизбежных всеобщих «Декларациях прав человека на…» отсутствует настоящее, живое, надрелигиозное, космическое, нематериальное духовное чувство единства человечества, сознание его цели, значения и истории; эти декларации слишком земные, как и многие современные потомки Адама.

Если вспомнить слова Гёте о демонах, которые «вечно путаются у нас под ногами и мешают нам идти вперед», а также о Мефистофеле, которого Господь (Der Herr) в «Фаусте» послал на землю, чтобы не дать человеку впасть в глубокую спячку (die unbedingte Ruh) – становится ясно, что «культура мира» должна строиться на гораздо более прочном основании, чем чисто земные, утопические, секулярно-политические понятия о человеке, жизни и мире. Всевозможные декларации человеческих прав являются наивысшим проявлением неадекватного, хотя и по-своему благородного гуманистического мировоззрения. Даже если светская власть позволит архаичным религиям обеспечивать необходимый нравственный и социальный порядок в разных странах и культурах, все равно в наше время люди склонны жить так, будто Бог не умер, но уснул где-то на небесах и не обращает на них никакого внимания.

И. В. фон Гете. Портрет работы Й. К. Штилера (1828)
И. В. фон Гете. Портрет работы Й. К. Штилера (1828)

– Если послушать людей, – сказал Гёте, – то, право же, начинает казаться, будто Бог давным-давно ушел на покой, человек целиком предоставлен самому себе и должен управляться без помощи Бога, без его незримого, но вечного присутствия. В вопросах религии и нравственности вероятность вмешательства господня еще допускается, но никак не в искусстве и науке, – это, мол, дела земные, продукт чисто человеческих сил, и только.

<…>

Да и повсюду что мы видим? И что все это должно значить? А то, что по истечении шести воображаемых дней творения Бог отнюдь не ушел от дел, напротив, он неутомим, как в первый день. Сотворить из простейших элементов нашу пошлую планету и из года в год заставлять ее кружиться в солнечных лучах, – вряд ли бы это доставило ему радость, не задумай он на сей материальной основе устроить питомник для великого мира духа. Так этот дух и доныне действует в высоких натурах, дабы возвышать до себя натуры заурядные[3].

11 марта 1832 года, «Разговоры с Гёте в последние годы его жизни».

Вот какой взгляд на человека должен быть заложен в основание нашей культуры! Может быть, тогда и наступит мир?

Прежде чем бороться с войной и насилием, мы должны усвоить более серьезный взгляд на антропологию и человеческую психологию, чем тот, который распространен в сегодняшнем мире. Утверждению о врожденной доброте необходимо противопоставить мудрое духовное знание человеческого зла. Как могла наука отрицать всю кровавую реальность истории в Севильской декларации о насилии, принятой в 1986 году от рождества Человека, казненного на кресте?!

Осенью 1997 года в Москве праздновали 850-летие города в обычной помпезной манере – главной целью праздника было развлечение и отвлечение широких масс, а не благородное просвещение русского человека. На гербе Москвы изображен Святой Георгий, поражающий дракона, но для каждого, кто всерьез старается победить внутреннего дракона в человеческой душе, достаточно послушать новых политических, общественных и религиозных лидеров, чтобы понять всю бессмысленность этой декорации. Такие западные провидцы как Уильям Блейк и Рудольф Штейнер утверждали, что в мире будет гораздо меньше войн, если человек одержит больше внутренних побед над злом в своей душе – но разве такую мудрость мы слышим от наших современных лидеров?

Вот рассуждения Вацлава Гавела, которые следует воспринимать в контексте ныне утраченного великого духовного космоса:

Вацлав Гавел
Вацлав Гавел

Истинная политика, которая достойна называться политикой и которой я готов посвятить жизнь, есть простое служение окружающим людям – обществу и будущим поколениям. Это служение имеет глубочайшие нравственные корни, потому что является общественной ответственностью, выраженной в действии, а такая высшая ответственность возможна только на метафизической основе, т. е. вырастает из сознательной или подсознательной уверенности, что со смертью ничто не кончается, ибо все навсегда записано и оценено свыше в том, что я называю памятью бытия – это та неотъемлемая составляющая таинственного устройства космоса, природы и жизни, которую верующие называют Богом и чьему суду подвластно все. В конечном счете, истинная совесть и ответственность – всего лишь проявление глубокой уверенности в том, что за нами наблюдают сверху, что все открыто, ничто не забыто, и что время бессильно стереть следы наших горьких разочарований и земных ошибок: наш дух осознает, что не он один знает о них.

На этой планете никогда не будет создан земной рай, где все люди любят друг друга, все трудолюбивы, благовоспитанны и добродетельны, а земля процветает во всеобщей богоугодной гармонии. Более того, самые большие бедствия принесли миру именно мыслители-утописты, обещавшие построить такой рай. Зло пребудет среди нас, никто не сможет полностью избавиться от страданий, политика всегда будет привлекать безответственных и амбициозных авантюристов и шарлатанов, человек по-прежнему будет разрушать эту планету. В этом смысле у меня нет никаких иллюзий.

Ни я, ни кто-либо другой не сможет победить в этой войне раз и навсегда. В лучшем случае, мы можем выиграть одну-две битвы, но даже в этом нет уверенности. И все же я считаю, что имеет смысл сражаться до конца. Эта война идет уже не одно столетие и, хотелось бы верить, будет продолжаться в будущие века. Мы должны сражаться из принципа, ибо это угодно Богу. Эту вечную, никогда не прекращающуюся борьбу ведут не просто добрые (к которым я так или иначе причисляю себя) против злых, благородные против подлых, но и те, кто прежде всего думает о мире и вечности, против тех, кто думает только о себе и сегодняшнем дне. Эта борьба идет в каждой душе, именно она делает человека человеком, а жизнь – жизнью.

«Летние размышления», 1992.

В заключение я хотел бы процитировать слова Торо из его книги «Уолден»: Больше всего надежд в меня вселяет несомненная способность человека возвыситься благодаря сознательному усилию[4]. И хотя в этой способности действительно не приходится сомневаться, на мой взгляд, нам еще очень и очень далеко до того светлого дня, когда Адам сможет обрести мир!


Доклад для конференции ЮНЕСКО «Международный форум за культуру мира и диалога между цивилизациями, против войны и насилия», 15-19 мая 1998 года, Кишинев, Молдова.

Примечания

1. Эккерман И.-П. Разговоры с Гёте в последние годы его жизни / пер. с нем. Н. Ман. – М.: Художественная литература, 1981. – С. 580. Назад к тексту

2. Lester J. Cappon, ed., The Adams–Jefferson Letters (Chapel Hill, North Carolina, 1987), p. 397-398. Назад к тексту

3. Эккерман И.-П. Разговоры с Гёте в последние годы его жизни / пер. с нем. Н. Ман. – М.: Художественная литература, 1981. – С. 641-642. Назад к тексту

4. Торо Г. Д. Уолден, или Жизнь в лесу / пер. с англ. З. Е. Александровой. – М.: Наука, 1979. – С. 107. Назад к тексту


См. также Форум ЮНЕСКО в Кишиневе – путь к миру во всем мире? (English, №24, 1998, с. 1-14)