Американские Размышления - сайт Стивена Лаперуза

Наблюдения и размышления о культуре, языке и энтелехии
(лекция, прочитанная в Московском государственном открытом педагогическом университете 27 ноября 2001 года на конференции «Языки мира и мир языка»)

В этой лекции я хотел бы рассмотреть историю идей с философской точки зрения.

The Tower of Babel by Pieter Bruegel the Elder (c. 1563)
Вавилонская башня.
Картина Питера Брейгеля Старшего (1563)

Как вы думаете, Адам и Ева владели только одним языком или были полиглотами? Они говорили на одном из провинциальных диалектов Эдема или же были многоязычными космополитами? Скептически настроенные интеллектуалы могут сколько угодно шутить по этому поводу, но многие верующие до сих пор воспринимают такие вещи всерьез. Мифологический подход к проблемам языкового и культурного разнообразия, при котором рассматривается история сыновей Ноя (Сима, Хама, Иафета) и Вавилонской башни, по-прежнему является библейской истиной и священным Словом Божьим для всех тех, кто еще не утратил своих религиозных верований под влиянием рациональных идей Просвещения.

Ведущая мировая цивилизация постоянно продвигалась в западном направлении – от греческого языка к латинскому, затем к французскому и английскому. Еще в январе 1917 года австрийский философ и провидец Рудольф Штейнер предсказывал, что грядущая эпоха глобальной цивилизации будет исключительно индустриально-коммерческой, зародится в англо-американском мире, и поэтому английский станет языком общения для всех людей, независимо от их национальной и классовой принадлежности. Наличие американских долларов в наших карманах подтверждает, насколько Штейнер был прав уже тогда, накануне Февральской революции.

Древнее зороастрийское предание, лежащее в основе западной цивилизации, утверждает, что после смерти человеческая душа будет проходить через мост, где встретит свою духовную сущность (даэну), которая будет прекрасной или безобразной в зависимости от добрых или злых «мыслей, слов и дел» человека в земной жизни. На этом древнем мифологическом образе основано понятие совести[1] во всех современных религиях, он прослеживается в идее Вацлава Гавела о памяти бытия[2], где записаны все наши земные деяния. В мыслях, словах и делах всех мужчин и женщин мира заключены тайны человеческой души и смысл жизни.

Языки мира и мир языка… А на каких языках говорил Адам и каким был мир его языка? Бог повелел ему давать имена всем зверям полевым и птицам небесным, но в наше время нужно назвать все вещи своими именами, в том числе тех «зверей», которые сидят внутри нас.

Я родился и вырос в одном из самых консервативных штатов Америки, потом жил в сверхлиберальной, даже радикальной области Калифорнии, долго учился в Германии, а затем провел около семи лет в Москве, почти ежедневно наблюдая грандиозные изменения и переход от Советского Союза к тому, что я называю «долларовой Россией». Надеюсь, мне удалось прийти к довольно точным и правильным выводам при изучении различных культур, национальных характеров (американского, русского, немецкого), психологий, языков и проблемы энтелехии.

Не так уж трудно перевести слова с одного языка на другой: с русского на английский, с английского на русский, французский или немецкий; но гораздо труднее «перевести» или «переиграть» язык тела, жестов и мимики. Что-то неизбежно теряется при переводе – это знает каждый, кто хорошо владеет двумя языками. Перевод более-менее рациональных идей или понятий кажется вполне осуществимой, даже легкой задачей (особенно в науке, гораздо сложнее в поэзии) по сравнению с переложением тех сокровенных чувств и глубин самосознания, которые можно выразить только жестами и мимикой; по сравнению с переводом эмоций, пристрастий, социальных намеков с одного культурно-психологического языка на другой. Едва ли возможно осуществить такой перевод во всей полноте, и во всем мире найдется немного столь выдающихся и артистичных переводчиков, способных справиться с этой задачей.

Здесь мы подходим к проблеме глобализации: приведет ли слияние культур к появлению унифицированного типа homo sapiens? Восторжествует ли принцип Viva la difference! (фр. – Да здравствует разнообразие!) или глобальная киноиндустрия и телевидение сформируют одинаковых людей по всему миру? Разумеется, местные обычаи, национальная гордость, цивилизационные и культурные различия еще долго будут мешать подобным тенденциям. Но с другой стороны можно наблюдать, как во всем мире распространились не только калифорнийские синие джинсы, транснациональные торговые марки и рекламные лозунги с нью-йоркской Мэдисон-авеню – медленно, но верно становятся все более одинаковыми человеческие мысли, выражения, словесные клише и жесты. Голливуд повлиял даже на то, как во всем мире люди «занимаются любовью».

Когда я наблюдаю за русскими в вагонах московского метро взглядом американского антрополога, то вижу, как все эти люди, независимо от семейного положения, национального происхождения, культурного или социального уровня, даже не подозревают, насколько по-русски они себя ведут и в чем выражается из «русскость». Но, как справедливо заметил Николай Бердяев, чуткие люди Запада это прекрасно чувствуют.

Я подмечаю, как русские нищие просят милостыню в особой, традиционно русской манере, которая выражается даже в тоне их голоса; как типично русские чувства и настроения проявляются в характерных выражениях лица, отличных от мимики немца, американца или японца; как даже высокообразованный русский реагирует на определенную ситуацию вполне предсказуемым смехом или гримасой. Взять хотя бы двух девушек в вагоне метро – пусть их наряды и макияж заимствованы из какого-нибудь дешевого модного журнала, но все их произношение, манера смеяться, жесты и выражения лиц безусловно и бессознательно русские (мне особенно интересно определять национальность человека по движениям рук). Можно сказать наверняка, что эти девушки русские или… что в них есть что-то явно русское.

Все слова любого языка являются всего лишь сухими, мертвыми формулами, с помощью которых мы передаем наши обычные, повседневные мысли, выражаем наш опыт, мнения, настроения и чувства. Если Первый (андрогинный) Адам нарекал имена окружающим предметам со всей живостью и пылом, то мы, современные падшие адамы и евы, чаще всего думаем, говорим и действуем словно в глубоком сне. Даже если мы осознаем пределы нашего родного языка (как правило, в сравнении с другим языком или находясь в иной стране, где наши языковые штампы и представления выглядят неуместными), очень немногие из нас способны взглянуть со стороны на свои собственные манеры, жесты, эмоции и мгновенные бессознательные реакции, чтобы осмыслить свою психологию, зависящую от определенной культуры.

Наши национальные характеры (которые сегодня уже не такие разные, как всего лишь четверть века назад), наши различные манеры смеяться или показывать пальцем – все это лишь бессознательные душевные маски в сравнении с нашей трансцендентной энтелехией. Всем известно изречение Весь мир – театр. В нем женщины, мужчины – все актеры[3], но очень немногие способны понять, подобно Арджуне в Бхагаватгите, что наше тело, лицо, «естественные» чувства и мысли тоже являются частью театральной декорации воплощения. Наша личность, наш национальный характер и культурная принадлежность – лишь самые убедительные и в то же время самые обманчивые части этого мира. Герцен, Вальтер Шубарт, Николай Бердяев и другие мыслители писали о том, что встреча Востока и Запада, сравнение России с Европой и Америкой дают пищу для глубочайших философских размышлений. Человек, познай самого себя! Но в любую эпоху лишь меньшинство на вершине человеческой пирамиды задается подобными вопросами, и еще меньшее число людей могут быть настолько не от мира сего, чтобы с увлечением исследовать взаимодействие человеческого тела, души и духа в культуре, языке и психологии.

Именно жизнь в другой культуре и языковой среде приводит к подобным размышлениям и открытиям.

Подобно зороастрийской высшей духовной сущности, встречающей человека в загробном мире, трансцендентная энтелехия существовала до телесного воплощения и будет существовать после смерти. Она возвышается над всеми культурными, языковыми и психологическими различиями, даже над личностями самых умных, высокообразованных людей. Перефразируя знаменитое изречение Гёте Кто не знает иностранных языков, не знает ничего и о своем[4], можно сказать: «Кто не знает других культур, тот ничего не знает и о своем национальном характере».

Поскольку у Бога нет национальности, то при желании даже в наших различиях мы можем распознать то, что не подвержено разрушительному действию времени и преодолевает все языковые и национальные барьеры этого бренного мира.

Быть русским, американцем или наследовать любую другую культуру – все это лишь часть театральной маски. С точки зрения вечности точно такой же театральной декорацией являются язык, манеры, мысли и эмоции, чаще всего определяемые социальным окружением. Очень немногие люди находят в себе силы и решимость признаться, что на самом деле играют роль. Но, по моему глубокому убеждению, только так можно понять, что гораздо важнее языка, культуры или национальности для нас должна быть наша духовная сущность – энтелехия – чья посмертная красота или безобразие будут полностью зависеть от нашей нынешней мудрости или глупости, доброты или злобы, благородства или подлости, от наших земных мыслей, слов и дел, хотя язык имеет безусловное значение как инструмент самопознания и как средство общения с другими людьми.


Впервые опубликовано в газете English, №48, 2001, с. 6.

Примечания

1. См. Письмо президенту Вацлаву Гавелу (3 июля 1996 года). Назад к тексту

2. См. Размышления об антропологии и космологии Вацлава Гавела (English, №25, 2000). Назад к тексту

3. Шекспир В. Как вам это понравится / пер. с англ. Т. Щепкиной-Куперник // Полное собрание сочинений. В 8 томах. Т. 5. – М.: Искусство, 1959. – С. 47. Назад к тексту

4. Гёте И. В. Максимы и рефлексии / пер. с нем. Н. Вильмонта и Н. Ман // Собрание сочинений. В 10 томах. Т. 8. – М.: Художественная литература, 1975. – С. 423. Назад к тексту