Американские Размышления - сайт Стивена Лаперуза

Переезд из России в Восточную Африку – взгляд последнего романтика?
(открытое письмо журналисту Би-би-си Эндрю Х.)

Дорогой Эндрю!

Привет вам из Москвы! Это Стивен Лаперуз из Английского Дискуссионного Клуба, где вы выступали в апреле 1999 года. Недавно я услышал по Би-би-си ваш репортаж из Африки и с огорчением узнал, что вы переехали на новое место работы так далеко от России.

Когда я размышлял о вашем переезде из России в Африку, у меня появилось несколько вопросов. Можете считать их вопросами последнего романтика… или последними вопросами романтика (уж не знаю, что лучше – расстаться с романтическими иллюзиями или испытывать из-за них постоянное разочарование?), но поскольку это связано с профессией репортера (или корреспондента), т. е. восприимчивого и наблюдательного человека в современном мобильном мире, надеюсь, мои вопросы вас заинтересуют, и при всей вашей занятости вы найдете время, чтобы ответить на них, в том числе и для русских читателей газеты English.

Россия и Восточная Африка… Не знаю, где вы работали до вашего приезда в Москву, но после привычных российских передач ваш репортаж 14 сентября с африканского аэродрома в джунглях стал для меня небольшим интеллектуальным шоком, породившим неизбежные вопросы. Разве возможно вести репортажи из таких разных мест, как Африка и Россия, будто у каждого региона нет своих уникальных особенностей, которые может знать только тот, кто долго жил там, изучал и познавал местную реальность? Может ли западный человек сесть в самолет, прилететь в Восточную Африку и после нескольких недель интенсивных штудий и изысканий передавать репортаж о местной жизни? Неужели мир действительно плоский, а я, как старомодный романтический последователь Иоганна Гердера, все еще наивно верю, что каждая страна и народ уникальны, что если репортер не поймет и не почувствует особенности местной культуры, истории, народных традиций, географических, психологических и социальных условий, то будет передавать лишь вариации все той же старой песни на новый лад, в какой бы части света он ни находился? Должен ли репортер, подобно Гёте, впервые посетившему Италию и Сицилию, в какой-то мере обновиться и стать другим человеком, прежде чем рассказывать о реальностях местной жизни?

Колумб доказал, что земля круглая; Макдоналдс снова сделал ее плоской.

У меня есть самодельная футболка с надписью на русском языке: Колумб доказал, что земля круглая; Макдоналдс снова сделал ее плоской. В XVII, XVIII и XIX веках только очень богатые люди могли позволить себе такую роскошь, как Гран-тур по Европе, но и тогда интересы этих немногочисленных туристов были ограничены их интеллектуальным кругозором. Как говорил Гёте, каждый видит то, что носит в своем сердце. Но с тех пор, как в XX веке авиапутешествия стали доступны многочисленным представителям среднего класса, возникла проблема: желают ли эти люди изменяться и приспосабливаться к условиям других стран? Едва ли, если судить по тем одинаковым отелям, ресторанам и барам, по стандартной кухне и «культуре» (т. е. развлечениям), которые встречают туристов по всему миру. «Я там побывал!» – это хвастливое утверждение уже набило оскомину в Америке. Самые ограниченные и равнодушные из этих туристов ворчат, что не могут купить свой любимый гамбургер и пиво, когда приезжают в какую-нибудь отдаленную экзотическую страну. Они побывали там, но не пережили ничего нового, если только с ними не случилось что-то непредвиденное. Есть и другие путешественники, стремящиеся в диковинные, неизученные уголки мира за новым, интересным опытом, который может даже изменить их жизнь. Но как же быть с психологией репортера (корреспондента)? Помимо технических и организационных изменений в ежедневной работе репортера при переезде из России в Африку, необходимо ли ему пережить, почувствовать и понять тамошние условия и людей, прежде чем рассказывать о местной жизни? Или же репортер, ничуть не меняясь, просто приезжает в любую страну и описывает местные реалии с помощью более-менее стандартных идей, тем, точек зрения и т. п., привычных и понятных для массовой аудитории? Здесь явно присутствуют два информационных фильтра – что говорит репортер, и как его воспринимают радиослушатели. В свое время Кант распознал и описал пределы человеческого разума. Так вот, разве корреспондент Би-би-си, скорее всего воспитанный в традициях английского среднего класса, с его культурой, образованием и складом ума, не имеет определенных интеллектуальных и эмоциональных стереотипов, предубеждений и т. п., в рамках которых он видит и воспринимает все вокруг? Или же сама корпорация Би-би-си, как средство поистине массовой информации, устанавливает пределы восприятия окружающей действительности? И способен ли каждый репортер вжиться в новую реальность?

Когда-то Гёте, полный надежд и ожиданий, впервые посетил Рим и стал там новым человеком, по его собственным словам. Разве не нужно как-то обновиться по приезде в Африку, чтобы передавать репортаж об этом континенте? Может быть, я настроен слишком романтично? Или все мы стали такими плоскими, что повсюду видим лишь плоский мир? Может быть, Колумб ошибался или макдоналдизация человечества зашла слишком далеко?

Требует ли Всемирная служба Би-би-си от своего репортера стать новым человеком, когда он переезжает из России в Восточную Африку? Или ни о каких психологических изменениях не может быть и речи? Вот в чем заключается мой романтический вопрос: уверены ли вы, как человек и репортер, что с вашим британским взглядом вы способны постигнуть сущность восточноафриканской реальности, и удавалось ли вам это в России? Необходима ли для этого некая душевная трансформация? Имейте в виду, что мне очень нравились ваши русские репортажи – именно поэтому я и пригласил вас в Дискуссионный Клуб.

Пожалуйста, расскажите, что вы думаете об этом. Или сейчас в Африке у вас так же много работы, как в Москве, и нет времени на подобные романтические вопросы?

Не забывайте нас в ваших африканских репортажах!

Искренне ваш,

Стивен Лаперуз


Впервые опубликовано в газете English, №21, 2001, с. 12.