Американские Размышления - сайт Стивена Лаперуза

Ответ славянофилам

В одной лишь истине мудрость, – говорил Гёте. Прожив много лет среди отъявленных калифорнийских идеалистов (леваков, хиппи, последователей Нью Эйдж и др.), я пришел к похожему, хотя и более прозаическому заключению: Прежде чем спасать мир, нужно его глубоко и правильно понять. Оказалось, что ни европейские социалистические утопии, ни калифорнийские мечтания о скором приходе райской «Эры Водолея» не имеют никакого отношения к реальности – той самой реальности, которая явлена в человеческой природе с ее добрыми и злыми сторонами, в истории и обществе.

Человек не может существовать без смысла, без идей – английское слово meaning (смысл), как и слова man (человек), mind (разум) и русское слово «мудрость» происходят от индоевропейского корня mens- (думать) – как бы люди ни старались жить «хлебом единым», одурманивая себя телевидением, Голливудом, гедонизмом, наркотиками, богатством, утопическими мечтаниями или «естественным образом жизни».

Моя книга «К духовному единению Америки и России: американский рассудок и русская душа, американская индивидуальность и русская община – мощная алхимия национальных начал» (1990) была частью романтической историко-философской традиции и перекликалась с книгой Вальтера Шубарта «Россия и человек Запада» (1938). Там я высказал пожелание изучить и понять русскую душу гораздо глубже, чем позволял поверхностный опыт иностранного туриста. Моя первая встреча с русской душой состоялась еще в советское время и произвела на меня огромное впечатление. Эта душа могла проявляться в пылких чувствах, в захватывающем полете воображения, в гениальных идеях и тонкой интуиции, которые столь разительно отличались от глубоко прозаического и рационального мышления западного человека. Нам, иностранцам, русская душа казалось странной, волнующей, таинственной, иногда даже мистической. Мы отчасти объясняли ее непостижимую природу своеобразной психологической компенсацией за тяжелую, мрачную, унылую жизнь под властью советской системы. Хотя Советский Союз был подобен тюрьме, гигантскому концлагерю или закрытому социалистическому монастырю, внутренняя свобода человека все равно сохранялась и часто перемещалась в область идей и воображения.

Теперь, спустя много лет, я стал ясно понимать, что широкую русскую душу не удовлетворяет никакой внешний жизненный порядок, разве что идеальная Святая Русь, но никак не советская государственная система и уж тем более не новая «счастливая» цивилизация Голливуда и Макдоналдса. Про изгнанника Данте рассказывали, что по улицам Равенны он всегда ходил с угрюмым выражением на лице. Мне кажется, наиболее пылкие славянофилы способны принять лишь такое общество, которое будет сплошь состоять из подобных угрюмых изгнанников; в своем максимализме они требуют либо рая, либо ада! Но если человеческая жизнь становится просто приятной и заурядной, ярый славянофил не может не отвергать ее как пошлую, недостойную, низкую, пустую, буржуазную и т. п.

В XIX веке славянофилы обвиняли Западную Европу в излишнем рационализме, бездуховности, индивидуализме, материализме, и порой мне казалось, что такая критика сильно преувеличенна, что эмоции здесь берут верх над реальностью. На исходе XX века русская душа предпочитает изливать свой праведный гнев уже не на западноевропейскую буржуазную цивилизацию, а на «варварскую» американскую культуру, вместо того, чтобы всерьез принять сложность реального мира и человеческой природы – будь то на Западе или в России – где смешаны добро и зло, благородство и подлость, божественное и земное, великое и малое.

В этом смысле русская душа тяготеет к восточной традиции индуизма, с его отрицанием мимолетной жизни этого мира (майя) и стремлением к неизменному, трансцендентному абсолюту (брахман), в отличие от западной традиции, в основе которой лежит зороастризм с его борьбой между божественным и демоническим, между светом и тьмой, между добром и злом, которая происходит в повседневной земной жизни каждого человека. Как писал Гёте в своем стихотворении «Завет староперсидской веры»: Каждодневно – трудное служенье![1] (нем. Schwerer Dienste tägliche Bewahrung).

Вот что мне хотелось бы подчеркнуть: если русская душа не хочет замкнуться в собственном самодовольстве и ограничиться праведным возмущением и осуждением вашингтонского империализма, голливудской «культуры», гарвардской экономической школы и надвигающейся глобальной цивилизации бизнеса, то ей надо попытаться более реалистично осмыслить и оценить непростые реалии этого мира и прежде всего принять тот факт, что подавляющее большинство россиян просто не думают ни о какой «русской душе» и не интересуются славянофильскими идеями. Теперь мне стало совершенно ясно, что это большинство предпочитает американские фильмы и Макдоналдс, а вовсе не монастырскую аскезу; что оно пассивно, склонно к духовной спячке и почти детски наивно. Большой иллюзией было бы возлагать надежды на высоконравственные, духовно чистые народные массы и видеть в них основу для будущего идеального общества.

Нужно трезво оценивать состояние русского народа. Если он предпочитает буржуазный образ жизни, Макдоналдс и Голливуд вместо благородного служения, социальной справедливости и солидарности, то каким может быть будущее постсоветского общества с точки зрения славянофилов? Нельзя же бесконечно разглагольствовать о том, как чудесный праведный русский народ развращают какие-то злодеи из «пятой колонны», американские агенты или масоны! Мне хотелось бы повторить то, что я уже много раз писал и говорил: Великий Инквизитор был и остается великолепным психологом, и лучшим доказательством тому является массовая популярность Голливуда и Диснейленда.

А ведь российская правящая элита настолько погрязла в коррупции, что по сравнению с ней американские конгрессмены кажутся просто святыми! Такова суровая реальность, которую славянофилы никак не могут изменить. Многие русские считают себя в глубине души христианами, да и на Западе некоторые считают их таковыми. Что ж, если интеллигенция желает создать справедливое идеальное общество, то ей надо вспомнить Голгофу и знаменитые слова: Царство Мое не от мира сего, только без всякой связи с индуизмом – речь идет о жертве ради возвышенной жизни в этом мире.

Когда я слушал рассуждения пылких славянофилов, их эмоции достигали такого накала, что обличаемая ими реальность подвергалась «исправлению» – они искажали ее, о чем-то умалчивали, манипулировали фактами и т. п. Конечно, в свободной стране каждый может верить во что угодно, и российские славянофилы вольны предаваться таким же самодовольным фантазиям и философским спекуляциям, как и калифорнийские последователи Нью Эйдж. Гораздо сложнее трезво оценивать окружающую реальность и нести свое «трудное служенье» среди людей в этом мире. Действительно, прежде чем спасать мир, нужно его глубоко и правильно понять.

Вот что я, как американец, хотел бы сказать тем русским, которые всерьез задумываются о своей русской душе. Недостаточно лишь предаваться благородным, возвышенным чувствам и глубокомысленным рассуждениям. Именно в этом главная идея моей книги о русской душе и американском рассудке – необходимо слияние этих двух составляющих человеческой натуры.

Всем нам следует взглянуть на нашу жизнь sub specie aeternitatis (лат. с точки зрения вечности) и помнить, что sic transit gloria mundi (лат. так проходит мирская слава).

Мне кажется, что эти славянофилы и патриоты, яростно обличающие Запад, просто не могут предложить никакой альтернативной идеи социального устройства и в своих мечтаниях об идеальном обществе сильно тяготеют к восточной традиции. Это напоминает мне строки из стихотворения В. Соловьева «Ex Oriente Lux», обращенные к России: Каким же хочешь быть Востоком: Востоком Ксеркса иль Христа?[2]

Единственной альтернативой мне видится благородная, достойная подражания жизнь в этом мире sub specie aeternitatis, и без всякого витания в облаках. Как писал Джон Адамс в письме Томасу Джефферсону 3 декабря 1813 года, цитируя Горация: Если тебе известны более разумные правила, поведай их[3]. Как американец, живущий в России, я стараюсь понять эту страну, хотя мне это не всегда удается, ведь я не верю в нее по завету Тютчева. Но как серьезный независимый ученый, я считаю эту позицию единственно возможной для интеллигенции в нашем беспокойном мире, пусть даже такой интеллигент не изобретет новый мобильный телефон, не заплатит вовремя за квартиру и не сможет воспитать ребенка. Человеку прежде всего нужен смысл, и я не мог сформулировать его иначе чем в этих искренних, хотя и недостаточных, словах.


2001 (ранее не публиковалось)

Примечания

1. Гёте И. В. Западно-восточный диван. Книга парса. Парси-наме. Завет староперсидской веры / пер. с нем. В. Левика // Собрание сочинений. В 10 томах. Т. 1. – М.: Художественная литература, 1975. – С. 408. Назад к тексту

2. Соловьев В.С. Ex oriente lux // Стихотворения и шуточные пьесы. – Л. О. изд-ва «Советский писатель», 1974. – С. 81. Назад к тексту

3. Lester J. Cappon, ed., The Adams–Jefferson Letters (Chapel Hill, North Carolina, 1987), p. 406. Назад к тексту